• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Алисия-Х (список заголовков)
15:39 

If life gives you lemons, make a vodka tonic. JB / It all started when I was five... my unicorn got run over by a tractor. DC / Orange Mocha Frappuccino!
А вот вам пожалуйста, научно-популярная книжка Age of Kings из серии "Great ages of man", под редакцией dr. Charles Blitzer, изд-во Time-lift books, Нидерланды, 1986 год.

И вот, что они пишут про кардинала Ришельё:
Five years later, Richelieu sickened and died, nursed briefly by his King; Louis XIII in the days just before the Cardinal's death had come to his bedside to feed him nourishing egg yolk.*

Сразу же вспоминаются замечательная песенка из прекраснейшего мультика:
Настроение твоё истерическое;
Скушай, деточка, яйцо диетическое
Или может обратиться к врачу?
- Ничего я не хочу!

тащено тут

*Вариант от Promt
Пять лет спустя, Richelieu вызывал отвращение и умер, нянчивший кратко его Королем; Луи XIII в дни как раз перед смертью Кардинала приехал в его место у кровати, чтобы кормить его кормящий яичный желток.

Пять лет спустя Ришелье заболел и умер, недолго пользуясь заботой своего Короля; Луи XIII незадолго до смерти Кардинала пришел к его ложу, чтобы покормить его питательным яичным желтком.

@темы: История, Юмор

15:16 

Цитируя Его высокопреосвященство )

If life gives you lemons, make a vodka tonic. JB / It all started when I was five... my unicorn got run over by a tractor. DC / Orange Mocha Frappuccino!


Несколько фактов из жизни М.С. Боярского


*** 1949. Ленинград. Роддом. ***

-
- Ой да ну .... вашу мать!? - воскликнул акушер, когда увидел родившегося ребенка, маленькое пухлое лицо которого украшали шикарные и очень пышные усы.
- Да-да, весь в мамочку... - ласково просюсюкала мама юного Миши и прижала сына к волосатой груди.
- Постойте, что-то еще лезет, кажется, че-о-о-орное какое-то.. - скривилась в гримасе брезгливости молоденькая медсестра.
- Ой да ну ... вашу мать!? - снова воскликнул акушер и достал шляпу с широкими полями.
Мальчик тут же схватил ее обеими ручонками и водрузил себе на голову. Потом будущий мушкетер залихватски подкрутил усы и присосался к груди матери, будто к бутылке бургундского.


*** 1960. Ленинград.***

- Мишенька, сколько раз говорить тебе - снимай шляпу когда моешься в ванной! - ругалась мама Боярского.
- Отстань, каналья... - тихо шептал в ответ маленький Миша, стоя под душем и расчесывая свои великолепные усы.
Шли годы.


*** 1978.***

- А что, - спросил Юнгвальд-Хилькевич у своего ассистента, - кто у нас на роль Д`Артаньяна?
- Да вот, несколько тут наклевывается. Николай Караченцов и Изя Кацман. - зачитал список ассистент.
- Нет, Караченцов не годится! - строго сказал Юнгвальд-Хилькевич, - уж больно страшен собака.
- Да-да, совсем не годится - подтвердил ассистент.
- А что за Изя Кацман? Не слышал о таком... - озадачился Юнгвальд-Хилькевич, задумчиво достал из уха серу и незаметно вытер ее об ассистента.
- Ну, это мой племянник... - скромно ответит тот.
- Та-ава-а-арищ Хицманович, вы мне это прекратите немедленно! Сколько же можно подсовывать мне свою родню? Я вас когда-нибудь уволю к чертовой бабушке! - закричал режиссер и побагровел лицом.
- Ну хорошо-хорошо! - затараторил ассистент, - есть еще Михаил Боярский.
- Показывай давай, что за фрукт... - успокоился Юнгвальд-Хилькевич и снова побелел.
- Эй, там, позовите Боярского! - крикнул ассистент куда-то - скажите, пора!
Спустя несколько минут послышался грохот падающих атрибутов киносъемки, недовольные крики и в помещение ввалился Михаил Боярский. Он был пьян.
- Пора? - спросил он у режиссера.
- Пора. - подтвердил тот и для убедительности кивнул головой.
- Пора... пора... порадуе-е-емся на своем веку-у-у! - заорал вдруг Боярский, грохнул бутылку об пол, поправил шляпу с широкими полями и добавил неожиданно грустно, - любовь есть квинтэссенция страданий и мечтов!
- Поразительно! Восторг! - жутко обрадовался Юнгвальд-Хилькевич и даже захлопал в ладоши.
Так Михаил Боярский стал великим мушкетером и исполнил свое предназначение.


@темы: Актеры, Фильм наш, Юмор

13:20 

If life gives you lemons, make a vodka tonic. JB / It all started when I was five... my unicorn got run over by a tractor. DC / Orange Mocha Frappuccino!
17:11 

По просьбе Его святейшества Рошфора ))))

Алисия-Х
If life gives you lemons, make a vodka tonic. JB / It all started when I was five... my unicorn got run over by a tractor. DC / Orange Mocha Frappuccino!
Арррман... она перекатывает мое имя на языке, как виноградину.
Отравленный стилет в драгоценном кружеве.
Анна. Моя Анна. Уже тогда - навечно и только моя...

Что мне вспоминается теперь?

Наше недолгое знакомство...
О да, я слышал, и не раз, от услужливых соседей - имевших в своих шато и шале целые выводки дочерей и племянниц - что бедная девушка была ведьмой... Еще бы, ведь ей удалось то, что было не под силу их гусыням - предстать перед алтарем с графом де Ла Фер...
И я печально склонял голову, скрывая издевательскую ухмылку.

Письмо с такой знакомой печатью.
"Все... на благо Франции" и ничего - взамен.
Карета без гербов на дверцах, в которую я посадил ее на рассвете.
Последний поцелуй - и более терпкий, и более долгий... разделивший наши жизни на "с тобой" и "без тебя"... и кучер - с такой НЕкрестьянской внешностью, терпеливо ожидающий, когда же наконец мы сумеем проститься.
История, придуманная и затверженная, как Отче наш, - ее и моя легенда.
Мое бегство от ненужного, удушливого сочувствия - к редким, тайным, непредсказуемым встречам и мучительным прощаниям - каждый раз навсегда.

Кто мы - герои или марионетки в пьесе, придуманной и поставленной то ли богом, то ли дьяволом?
Я устал задавать себе этот вопрос.
Я избавляюсь от воспоминаний.
Сберегу лишь одно:
Аррррман... она перекатывает мое имя на языке, как виноградину.
Анна. Моя Анна. Навечно и только моя...

17:38 

Алисия-Х
If life gives you lemons, make a vodka tonic. JB / It all started when I was five... my unicorn got run over by a tractor. DC / Orange Mocha Frappuccino!
И граф, чтоб облегчить ей вздох, рвет ткань с ее плеча...

Впервые задумалась о загадках анатомии миледи...

Кор...кар...Его Высокопреосвященство

главная