При виде Саиты в галстуке вставали даже зонтики (с)
Автор: Миледи
Название: без названия.

Неужели это конец? Неужели все кончиться здесь и сейчас и таким образом? Нет она же слишком молода чтобы вот так умереть. Неужели они серьезно? Но ее палачи смотрели совершенно серьезным взглядами. Они пока молчали, но все было написано на их лицах. А ведь они почти все в свое время попадали под ее чары.
Первым был палач, тот, что стоял сейчас с мечем в руках в пол-оборота к ней. Лицо было угрюмо, хотя он всегда был угрюм, Анна наверное даже никогда и не видела его улыбки. Ей тогда было 15 лет. Его брат любил ее. Хотя палач тоже, похоже, в то время, ничего против нее не имел. Как это было давно.
Следующим был благородный Атос. Женщина перевела взгляд на мушкетера. Он тоже молчал, стоял, поджав губы, интересно, о чем он сейчас думает? Жалеет ли он о прошлом? Хотя, что ему жалеть. Разве что, когда он ее повел она не умерла. Его глаза как всегда непроницаемы. Невозможно увидеть его чувств. А когда-то все было по другому. Аман граф де Ла Фер ее любил. Любил всем сердцем. И сам де разрушил все. Правильно легче свалить вину на Анну. Она виновата, что вышла за него замуж, она виновата что он в нее влюбился. Она виновата что упала с лошади и она виновата что у нее на плече клеймо. Видимо не так сильно любил раз из-за какого-то клейма, без суда и следствия повесил на ближайшем дереве. Ах Атос, Атос, вы многое потеряли в жизни, многое повесили на том дереве. В то время миледи Винтер могла любить, и могла бы любить вас.
Взгляд миледи скользнул с Атоса на стоящего рядом лорда Винтера. Да за его братом она была замужем. Если честно мерзкая семейка, оба брата заслужили, чтобы их отравили. Увы попробовал мышьяк только один. Второй оказался все-таки умнее и понял что к чему. Правда через довольно продолжительное время. И что он на нее ополчился7 Что она ему плохого сделала? Титул брата достался ему, как и наследство(а вот последнее немного не входило в ее планы), ну убила она Бекингема, да что уж там даже не она а Фельтон. Кто просил ставить такого легковерного мужчину у ее двери? И все-таки он глуп. Сегодня единственный день когда лорд Винтер занял не проигрывающею сторону. Стервятник. Это не его победа, но он будет ей наслаждаться.
Рядом стоял молодой гасконец Д’Артаньян. Он явно нервничал, он явно не хотел смерти миледи. Да она убила его Констанцию. Но все-таки он мужчина, и после пары ночей с ней врядли так уж сильно любил свою фрейлину. Глупый, глупый гасконец, если она останется жива, ему не выжить. Ах, мужчины. Когда они молоды их так легко обвести вокруг пальца и заставить делать, то, что тебе нужно. Правда, если потом они найдут тебя, то отрубят голову.
Рядом с гасконцем стоял Портос, он никогда не был нужен миледи. Да и она ему тоже. Так что он просто наблюдал за происходящим. Дружбы держала его здесь. А вот рядом…Во взгляде анны появилась нежность. Аббат, с ним, ему она никогда ничего не делала. Они просто наслаждались друг другом. Сейчас он стоял. Просто спокойно стоял, делая вид, что его это не касается. Его одного она не окликнула. Ему одному ничего не сказала. Никто не знал об их связи. Никто и не узнает.
После очередной вылазки она приходила в особняк, она торопила ночь, она спешила в постель, она знала он придет ночью. И он приходил, тихо, неслышно. Как призрак он проникал в окно спальни через балкон. Иногда он уже ждал ее в спальне. Их освещали только свет звезд и луны, они никогда не называли друг друга по имени. Это был запрет. Как будто это что-то могло изменить, как будто от этого зависело, узнают ли об их ночных встречах или нет. Его не остановило ничего, ни когда он узнал о ее прошлом(спасибо Атосу) ни когда гасконец и де Вард наведывались к ней. Он просто делал вид что ничего этого и не было что это лишь сон. И она верила, хотела верить.
-Душа моя- звучал его нежный голос в ушах.
-Свет очей моих – вторил ее в ответ
И ни лова больше. Только огонь сжигающий их.
Сейчас он не мог ей ничего сказать. Не мог даже улыбнуться. Хотя кто бы это заметил? Все слишком были погружены в себя, в свои воспоминания. Свои мысли.
Арамис взглянул в глаза миледи. Что в них проскользнуло? Анна почти не успела заметить. Боль, отчаянье, нежность? Что именно? Хотя это уже не важно. Все думали о своем. Миледи нежно улыбнулась Арамису, прощаясь с ним. Только с ним, только он достоин прощания и прощения.
Легким движение руки она откинула свои белокурые волосы с шеи на голову. Закрывая свое лицо и обнажая шею, для холодной стали меча.
Все это конец, конец всему, но она ни о чем не жалеет.
-Прощай, свет очей моих.- беззвучно прошептали губы.
И горечь. Чувство горечи и утраты прервало прикосновение холодной стали к шее.