15:27 

Маша Петрова
Наличие высоких идеалов заставляет нас делать глупости
Мое почтение! Примете в компанию? :) А в качестве небольшого сувенира вот:

Хотели праздника? Не жалуйтесь!

Постановка по мотивам фиков дам с Дюмасферы

Действие первое
Явление первое

Кабинет короля. За столом сидят Людовик XIII и Ришелье. У окна маячит Анна Австрийская чем-то недовольная, кусающая губы, но пока молчащая.

Людовик: Ваше преосвященство, вы знаете, какое событие произойдет уже в ближайший понедельник?
Ришелье: Да, ваше величество! Именно в этот понедельник, согласно роману Дюма лейтенант ваших мушкетеров въехал в Менг и тут же... эээ... начал вершить... гм... подвиги...
Людовик /хмурясь/: Вы совершенно правы! И потому, я решил устроить праздник по этому поводу, главными героями на котором будут гасконец и трое его друзей.
Ришелье /закусывая ус/: Гениально, сир!
Людовик: Вот и я так думаю! А потому доверю вам, монсеньор, режиссировать праздничную постановку, с участием самих виновников торжества и ее величеством в главной роли!

Кардинал цепляется руками за подлокотники и втягивает голову в плечи. Королева от окна издает стон раненной выпи на болоте.

Людовик: И никаких возражений я не потерплю! Вот вам сценарий. Все актеры находятся в полном вашем распоряжении!
Ришелье: Слушаюсь, сир!

Явление второе.

Кабинет кардинала. За столом сидит Ришелье. На столе лежат сценарии. Королева сидит на диване нюхая ароматические соли и изображая самого больного в мире Карлсона. Атос подпирает стену, дАртаньян изучает стоящие в углу кардинальские доспехи, Арамис и Портос с двух сторон фиксируют каминную полку, Рошфор смотрит на патрона задумчивым взглядом одомашненого волка затосковавшего по лесу.

Ришелье: Ну что, господа, его величество, король решил устроить для вас праздник. Благодарить за него вы можете господина дАртаньяна...
Д"Артаньян /перебивая кардинала/: А я здесь при чем?!
Ришелье: А при том, что в первый понедельник апреля вы въехали в Менг и тут же ввязались в интриги. По этому поводу мы ставим небольшую постановку. За текст потом поблагодарите фикрайтеров, кстати, они будут в числе зрителей.
Анна Австрийская: А я здесь при чем?
Ришелье: Государыня, вот только не надо впутывать меня в ваши семейные разборки! Я тоже не в восторге от этого мероприятия, но с королями не спорят!

Присутствующие дико пялятся на кардинала

Ришелье /смущенно/: Ну, в смысле, я могу оспорить гениальность принимаемых его величеством решений, когда дело идет о Казале или Ла Рошели, но по таким мелочам спорить с сюзереном опасно.

Атос тянется к сценарию и начинает его пролистывать

Атос: Что, опять AU? Сколько можно?!
Ришелье /устало/: Благодарите, что не слэш! Для остальных объясняю - сюжет закручен из двух фиков Джулии и мадемуазель Дантес. За лояльность благодарите их. Кстати, Рошфор, почему здесь до сих пор нету Жюссака и де Варда?
Рошфор: Ааа... эээ... они это, заболели... По-моему, оспой... Это очень печальная история, монсеньор...
Ришелье: Рошфор, скажите честно, я очень похож на Тревиля?
Рошфор /опешив/: Нет, монсеньор...
Ришелье: В таком случае, граф, кончайте вешать мне на уши ту же спаржу, что мсье Портос уже вешал капитану.

Дверь открывается и в проеме показывается спина де Жюссака. Лейтенант кого-то пытается втянуть в кабинет силой.

Жюссак: Ну же, граф, нечего волынить! Раз уж нас на этот бред подписали, будьте мужчиной и примите это наказание с достоинством!
Ришелье: Мсье Портос, помогите графу и лейтенанту войти в кабинет, а то они что-то совсем оробели...

Портос с удовольствием втаскивает в кабинет застрявшую в дверях парочку и закрывает за ними дверь.

Ришелье: Итак, господа, переходим к распределению ролей... дАртаньян, Атос, Портос, Арамис - играете самих себя, вам повезло. Ее величество так же играет себя. Де Вард - вы будете японским послом. Рошфор вы - Бэкингем. Жюссак вы будете Рошфором в эпизоде про Менг и отвечать за массовку в остальных сценах. Да, и Констанцию сыграете.
Жюссак: Почему я должен играть Констанцию??? Пусть Миледи ее играет!
Атос: С ума сошли? Мы тогда до спектакля не доживем!
Жюссак: Вот и я говорю - классная идея! Лучше умереть с достоинством, чем....
Ришелье: Молчать! Сценарии есть у всех? Замечательно! Начитанйте учить! Завтра первая репетиция.

Действие второе

Темный зрительный зал в театре Пале-Кардиналя. В первом ряду за столом освещенным двумя канделябрами сидит кардинал. По сцене бродят актеры. Жюссак, на время репетиций отказавшийся влазить в платье без предварительной тренировки, путается в импровизированной юбке из какой-то портьеры. Анна Австрийская сидит за клавесином разучивая немудреную песенку.

Анна Австрийская /поет/: Чем больше ценю любовь и верность,
Тем горше мне мстит за это жизнь:
В романах героев мучит ревность,
А в жизни их мучит ревматизм.

Чем больше я пробую влюбиться,
Тем горше отчаянье в груди:
В романах от рыцарей не скрыться,
А в жизни - попробуй их найди…*
Жюссак /Пытаясь говорить фальцетом/: Ваше величество что-то печалит?
Ришелье: Жюссак, не жеманничайте, вы не в гостинной Рамбуйе!
Жюссак /в сторону/: Можно подумать, я каждый день баб изображаю! /в сторону режиссера/ Прошу прощения, монсеньор, я исправлюсь!
Анна Австрийская: А я не буду продолжать этот диалог! Что это еще за бред?! Бэкингем дворянин, а не придурок-клептоман!
Ришелье: Ваше величество, сценарий правил король. Все претензии к нему. Хотя на вашем месте, я бы не особо возмущался тем, как здесь прописан герцог - сами понимаете, что это неразумно...

Королева возмущенно сопит, но защищать Бэка прекращает.

Ришелье: Давайте еще раз с реплики лейтенанта.
Жюссак /старательно повизгивая/: Ваше величество что-то печалит?
Анна Австрийская: Ах, Констанция, его величество благосклонно решил порадовать нас балом, но герцог Бэкингем опять увез наши подвески в Англию...
Жюссак: О! Я уверен, что смогу их вернуть!
Ришелье: Стооооп! Жюссак! Какого черта кастелянша ее величества говорит о себе в мужском лице? Вы еще шпагой помашите в воздухе!!!
Жюссак: Да откуда мне знать, как ведут себя кастелянши!
Ришелье: Женственно они себя ведут! И уж точно не говорят о себе в мужском лице!
Жюссак: Виноват, исправлюсь!

Откуда-то из-за кулис доносятся лязг, потом грохот и проклятия.

Ришелье /повышая голос/: Ну что там еще такое?
Арамис /выглядывая из-за кулис/: Ничего страшного, дАртаньян и Рошфор запутались в какой-то тряпке и граф порезался о шпагу гасконца. А наш друг умудрился стукнуться о колено Рошфора...
Анна Австрийская /заинтересованно/: У них там что, дуэль?
Арамис /с самым честным видом/: Что вы, государыня, говорю же, случайно запутались в какой-то тряпке!
Ришелье: И как же они умудрились запутаться вдвоем в одной тряпке?
Арамис: Видете ли, монсеньор, они увлеклись дискуссией о качествах испанских и итальянских оружейников и не смотрели, куда идут. А тут как раз дАртаньян достал шпагу, что бы продемонстрировать Рошфору особенности итальянской закалки стали и...

На сцену выкатывается ком из Рошфора, дАртаньяна и остатков чего-то, что когда-то было задником для сцены. За ними выходит Портос собирая по дороге освободившиеся куски ткани. Рошфор с дАртом встают злобно друг на друга поглядывая, но молчат.

Ришелье: Ну, и как это называется, господа?
Рошфор: Ээээ мы решили отрепетировать сцену конфискации у Бэкингема подвесков.
Ришелье /ехидно/: А я думал, вы спорили о качестве оружия...
дАртаньян /вытирая рукавом кровоточащий нос/: А так одно другому не мешает...
Ришелье: Ну-ну... Значит так, еще одна несанкционированная драка и я скажу его величеству, что вы, двое, слезно просите предоставить вам право и обязанность играть во всех пьесах, которые когда-либо будут ставиться в Париже! А теперь продолжим. Жюссак, доведите, в конце концов диалог с ее величеством до логического завершения! И не забудьте сбрить усы!

Жюссак с грехом пополам доигрывает эпизод и на сцену выходит Атос с бутылкой.

Атос: Чем больше выпьешь - тем лучше замаскируешься! Выпьем! /чекается с зеркалом стоящим на столе и затягивает безбожно фальшивя/ Ееееесть в графском пааааааркееее черныыыый пруууууууд!!!
Ришелье /заткнув уши/: Стооооп! Где? Где написано в фике, что вы фальшивите?
Атос /невозмутимо/: А я тут вообще с фикрайтерами общаюсь!
Ришелье: Его величество счел, что для большеего раскрытия глубины ваших духовных страданий вам следует излагать свои мысли в форме монолога. И будьте столь любезны начать сначала. Да, кстати, кто там есть? Замените графу бургундское на яблочный сок! Нам не нужен Атос пьяный еще до начала банкета!

Кто-то из прислуги выносит кувшин и забирает у мушкетера бутылку.

Атос /мрачно/: Сегодня де Тревиль при всех назвал меня графом. Откуда ему знать, когда я так хорошо маскируюсь? Идиотизм какой-то! Монсеньор, неужели кто-то думает, что де Тревиль не знает, кто служит в его роте?!
Ришелье: Граф, не отвлекайтесь от текста и прекратите оспаривать мнение редактора! Во Франции в Бастилию отправляли и за меньшее!
Атос: Ах, да, тексты король переписывал... Ну ладно... Так откуда же ему знать кто я, раз я так хорошо маскируюсь? Может, я слишком мало выпил утром? Не даром говорят - чем больше выпьешь, тем лучше замаскируешься. Выпьем!

Чокается с зеркалом, выпивает содержимое стакана залпом и невидящим взглядом уставляется в одну точку. Пауза затягивается. Наконец, он встряхивает головой и тихо заводит

Атос: Невесте графа де Ла Фер всего 16 лет...

Из-за кулис доносится истошный вопль плавно переходящий сперва в фальцет, а потом - в визг.

Ришелье /раздраженно/: нет, я никогда не дослушаю эту балладу! Граф, я верю, что вы знаете слова! Переходим к лекции о вреде пьянства! И кого там, черт побери, режут?!
Анна Австрийская /выплывая из-за кулис в подвесках и бигуди/: А это остальные бреют Жюссака. Он пытается сопротивляться.
Ришелье: Аааа... это дело нужное. Мсье Портос, только прикройте лейтенанту рот, а то он репетицию срывает!

Вопли стихают.

Ришелье: Граф. мы вас слушаем.
Атос: Пора прекращать пить... А то во-первых - можно пропить появление нового друга... А во-вторых, если после нескольких стаканов начинаешь прозревать будущее, то тут недалеко до лавров Нострадамуса в лучшем случае, а в худшем - до костра! Итак, за мсье Дюма и за первый понедельник апреля!
Ришелье: Ладно, сойдет! Сцена в Менге!
дАртаньян: Не выйдет! Во всяком случае. сегодня - у Рошфора, в смысле, Жюссака, травма лица несовместимая с речью!
Ришелье: Этого еще не хватало! Ладно, делаем перерыв... Да. и кстати, Рошфор, вы, Жюссак, де Вард живете до премьеры в Пале Кардинале. Господа мушкетеры, вы проводите до Лувра ее величество и отправитесь в покои короля. Будете жить там, во избежание несанкционированных и членовредительных репетиций.
Портос: Не понял, вы нас садите под арест?
Арамис: Нет, друг мой, его преосвященство просто проявляет заботу о нашем благополучии.

Действие третье.
Явление первое.

День Х. Битком набитый зрительный зал. В первом ряду король, королева-мать, кардинал остаток мест в первом и весь второй ряд занимают фанфикшеры. Занавес. На сцене спит дАртаньян.
Откуда-то из-за сцены и сверху доносится гулкий Глас, в котором при жеании можно угадать бас Портоса чем-то усиленный.

Глас: Вставайте, шевалье! Вас ждут великие дела!
дАртаньян /Пряча голову под подушку/: Какие дела в такую рань?!
Глас /настойчиво/: Вставайте, дАртаньян! Вас ждут подвиги в Париже!
дАртаньян /садясь в кровати/:Тааааак... дожил! Я уже слышу голоса. Одно из двух - либо я святой, либо сумасшедший. Второе не вдохновляет, первое тоже скучно... Спишем на сон.
Глас /разьяренно/: А ну кончай рассуждать и марш собираться!

На гасконца с потолка обрушивается каскад воды. Судя по воплю актера - холодной.

Явление второе.

Трактир Менга. Д"Артаньян на ярко-оранжевом чучеле на педалях выезжает на сцену. В зрительном зале слышатся удивленные смешки. В окне трактира маячит Жюссак в накладных усах и фиолетовом камзоле.

Жюссак: О, дАртаньян! Живой! Пока еще!
Глас /типа шепчущий и на этот раз подозрительно смахивающий на Рошфора/: Кретин! Не перевирайте текст! Про лошадь шутите!
Д"Артаньян: А я и не собираюсь умирать ближайшие шестьдесят лет! А вот у вас сударь, вид крайне нездоровый!

Ришелье молча прикрывает рукой глаза и, судя по всему начинает молиться. Фанфикшеры сидящие рядом уговаривают его преосвященство не переживать из-за таких мелочей. Тем временем на сцене дело доходит до потасовки. Жюссак и гасконец уже забыли обо всем и катаюстя по полу пытаясь друг друга покалечить.

Глас: Только рожу ему не испортите ему ж еще Констанцию играть!

Зал стонет от хохота. Овация. Занавес.

Явление третье.

Анна Австрийская сидит за клавесином. Жюссак в платье, локонах и чепчике пытается порхать, но на деле косолапит вокруг нее с кучей батистовй платочков в руках

Анна Австрийская /поет/: Чем больше ценю любовь и верность,
Тем горше мне мстит за это жизнь:
В романах героев мучит ревность,
А в жизни их мучит ревматизм.

Чем больше я пробую влюбиться,
Тем Горше отчаянье в груди:
В романах от рыцарей не скрыться,
А в жизни - попробуй их найди…*
Жюссак /Профессиональным тенором/: Ваше величество что-то печалит?
Анна Австрийская: Ах, Констанция, его величество благосклонно решил порадовать нас балом, но герцог Бэкингем опять увез наши подвески в Англию...
Жюссак: О! Я уверен... на, что смогу помочь вашему величеству!
Анна Австрийская: Но как, прелестное дитя? Бал назначен через десять дней
Жюссак: Ну, как обычно. И д"Артаньян успеет!
Анна Австрийская: Ну что ж, беги, беги, дитя мое, спасай свою королеву!

Явление четвертое

Задний двор Лувра. Рошфор в темных шляпе и плаще с выбивающимися из-под первой каштановыми локонами крадется вдоль стены прижимая к груди пресловутые подвески.

Рошфор: Вот они, мои прееелессстии! Мои сокровищщщаааааа

Откуда-то из-за кулис опять доносится Глас. На этот раз с гасконским акцентом

Глас: Шо?! Опять???

На сцене появляется дАртаньян злой и, предположительно пьяный.

Д"Артаньян /бубнит/: Нет, ну они достали! За столько времени неужели нельзя угомониться? Ну или хоть дубликатов понаделать? Чтоб на всех хватило! И с запасом! на случай появления новых претендентов на голубой бантик с камушками! О! А вот и Бэкингем!

Рошфор прячется в кустах под стенами Лувра

Д"Артаньян: Прошу прощения, сударь, вы не подскажете, как пройти к Лондону?
Рошфор /симулируя британский акцент/: Вам левее!
Д"Артаньян /хватая графа за шкирку/: Ну че, герцог, может, обойдемся без десятидневной скачки?
Рошфор: Я вас не понимаю!
Д"Артаньян: Щас объясню. А ну гони подвески!!!
Рошфор: Что есть подвески...
Д"Артаньян: Ну как ребенок! Ей-Богу!!!

Начинает обыскивать герцога. Наконец, откуда-то из-под плаща извлекает вожделенный бантик.

Д"Артаньян: Ну вот и все. Можете возвращаться налево. В смысле, в Лондон!

Аплодисменты

Явление пятое.

Атос сидит за столом глядя в зеркало и типа напиваясь (на самом деле, за пять минут до начала Ришелье самолично заменил все вино в театре на вишневый сок. А всех входящих обыскивали на наличие алкоголя).

Атос: Сегодня де Тревиль при всех назвал меня графом. Откуда ему знать, когда я так хорошо маскируюсь? Может, я слишком мало выпил утром? Не даром говорят - чем больше выпьешь, тем лучше замаскируешься. Выпьем!

Чокается с зеркалом, выпивает содержимое стакана залпом и невидящим взглядом уставляется в одну точку. Пауза затягивается. Наконец, он встряхивает головой и тихо заводит

Атос: Невесте графа де Ла Фер всего 16 лет...

На сцену выходят д"Артаньян, Арамис и Портос.

Арамис /укоризненно/: Атос, опять вы пьете один! Это же не по товарищески! И вообще, я же вам уже говорил, что выпивка в таких количествах до добра не доводит!
Атос: Слушай, д’Артаньян, скажи ему, пусть оставит меня в покое! Каждый день одно и тоже!
Арамис: Я только хотел доказать, что алкоголь отрицательно влияет на потомство.
Д"Артаньян: Ты это Портосу доказывай. Он же детей хотел. Четырнадцать толстеньких, кругленьких, обаятельных Портосиков.
Атос: Неееет! Четырнадцать Раулей не переживу ни я, ни Франция!

Явление шестое

Бал!

Де Вард, облаченный в халат азиатского покроя в огромных цветах (пожертвованый герцогиней де Шеврез по слезной просьбе Арамиса) семенит по сцене пряча руки в рукавах и алчно пялясь на подвески королевы, идущей рядом с ним. Массовка на сцене пытается танцевать Марлезонский балет.

Анна Австрийская /кокетливо теребя подвески/: Так значит, вы говорите, что вам нравится в Париже?
Вард: О да! Осень нравися! Вы все такие блестясие! Такие длагосенные! Я месьтаю только об одном - сто бы вы позволили мне увести в Токио памят о вас и васем дворе!

За спиной королевы появляется дАртаньян

Д"Артаньян: Даже и не думайте!!! До Токио и обратно за десять дней не крутанусь даже я!!!!

Королева понимающе улыбаясь покидает посла, который тут же начинает тырить из буфета серебрянные ложки.

Овация. Занавес.

Действие четвертое

Кабинет Ришелье. Режиссер, актеры, фанфикшеры.

Джулия: А где же его величество? Он же выступил в роли сценариста!
Анна Австрийская /радостно/: Его величество заявил, что наша компания его утомляет, ибо нас чересчур много. Так что он удалился отдыхать!

Часть фанфикшеров тут же отправляется на поиски его величества, остальные разбирают бокалы с шампанским.

Ришелье: Не хотелось бы омрачать ваш праздник...
Д"Артаньян: Вот и не омрачайте, монсеньор, все гадости расскажете завтра!
Ришелье /про себя/: Ну гуляйте пока, гуляйте... А завтра у нас начинается новая постановка...

Конец?

@темы: Юмор, Фики, Стеб

Комментарии
2009-05-29 в 18:20 

Это всё от бездуховности!
Спасибо, от души посмеялась

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кор...кар...Его Высокопреосвященство

главная